За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — ВРАЖДЕБНОСТЬ И СЕРДЦЕ - ИЗДЕРЖКИ ВРАЖДЕБНОСТИ

ИЗДЕРЖКИ ВРАЖДЕБНОСТИ
За здоровое питание
За здоровое питание





Наша исследовательская команда в университете Дьюка ре­шила сосредоточиться на факторе враждебности. В 1980 году мы опубликовали статью, где показали, что пациенты, у кото­рых обнаружился высокий уровень враждебности по состояв­шему из 50 пунктов тесту, оказались в наибольшей степени подвержены сильной закупорке артерий по сравнению с дру­гими пациентами. В частности, мы обнаружили сильную за­купорку у 70 процентов пациентов с высоким уровнем враж­дебности. Для сравнения, среди пациентов с низким уров­нем враждебности закупорка какой-либо из коронарных арте­рий обнаружилась менее чем у 50 процентов.

Вопросы, выбранные нами для обследования, были взяты из объемного теста, называемого Миннесотским многофазо­вым анкетированием личности (ММРI), который широко ис­пользуется в психологических обследованиях. После объяв­ления полученных нами результатов другие исследователи решили пересмотреть взгляд на людей с высоким уровнем враждебности, выявленным в прежних исследованиях на ос­нове ММРI, на предмет того, не подвержены ли и они тоже повышенному риску развития сердечно-сосудистых болезней. Например, Шекелл пересмотрел результаты обследования 1877 мужчин среднего возраста, которое он проводил среди служа­щих «Western Electric Company» в 1950-х гг. Он обнаружил, что высокий уровень враждебности сопровождался повышен­ным риском сердечного приступа и некоторых иных прояв­лений ишемической болезни, а также повышенной смертностью от всех причин. Эти эффекты враждебности оставались значимыми, когда другие факторы риска удавалось контро­лировать.

Мой коллега по университету Дьюка, психолог Джон Бар-фут, выполнил аналогичное обследование врачей и юрис­тов, которые прошли тестирование по ММРI, еще будучи студентами соответственно медицинской или юридической школы университета Северной Каролины в 1950-х гг. Ре­зультаты этого эксперимента подтвердили открытия, сде­ланные в исследовании работников «Western Electric Company». За 25-летний период наблюдения Барфут обнаружил, что у врачей с высоким уровнем враждебности вероятность развития коронарной болезни оказалась в четыре-пять раз выше, чем у тех, чей уровень враждебности был низок. Были отмечены еще более впечатляющие результаты: 14 процентов врачей и 20 процентов юристов, имевших в 25-летнем возрасте высокий уровень враждебности, умерли, не достигнув 50 лет. Среди тех, чей показатель враждебности был низок, не дожили до этого возраста лишь 2 процента врачей и 4 процента юристов.

Дальнейшее обследование юристов выявило специфиче­ские аспекты враждебности, предрасполагавшие к повышен­ному уровню смертности. К их числу относилось циничное недоверие к людям в целом, часто испытываемая злость и открытое выражение агрессивного поведения. Вопросы, от­носящиеся к другим чертам характера, которые, казалось бы, могли быть факторами риска, в том числе обобщенное бес­покойство, параноидальные идеи и тенденция избегать лю­дей (интроверсия), не предрасполагали к повышенному уров­ню смертности.

Многочисленные исследования, использующие иные по сравнению с тестированием по ММРI методы, тоже увязы­вают враждебность с будущим риском коронарной болез­ни. Наиболее убедительное из них было проведено Тедом Дембровски в университете Мэриленда с использованием данных семилетнего эксперимента Шекелла (которому не удалось подтвердить первоначальную гипотезу о типе А). Когда Дембровски с помощью собственной техники опро­са подучил уровни враждебности, он обнаружил, что враж­дебность предсказывает повышение риска коронарной бо­лезни, даже если этого не делают полученные из того же опроса параметры типа А.

Кроме того, что злоба повышает риск развития сердечной болезни, она также вредна для сердца, когда коронарная бо­лезнь уже налицо. Обследуя пациентов-сердечников в Стэнфордском университете, психиатр Гейл Айронсон обнаружил, что воспоминания об инцидентах, вызывавших в пациентах злобу, приводили к ухудшению эффективности насосной ра­боты сердца, предполагающему уменьшение снабжения кро­вью, которое может привести к внезапной смерти.

По мере того как все большее число ученых искали связь между уровнем враждебности по шкале ММРI и риском коронарной болезни или общим уровнем смертности, ре­зультаты становились все более противоречивыми. Некото­рые такие исследования не нашли вообще никакой связи. В части из них, однако, имелись серьезные методологические просчеты. Например, в одном эксперименте поступающие в медицинскую школу проходили тест ММРI во время пред­варительного собеседования. В среднем по группе их уро­вень враждебности оказался низким, что не удивительно, по­скольку абитуриенты, без сомнения, старались представить себя в наилучшем свете. Ясно, что в таких обстоятельствах ни о каких истинных уровнях враждебности и каких-либо предсказаниях не могло быть и речи.

Впрочем, есть и другие, гораздо лучше разработанные ис­следования, которым не удалось обнаружить связи между враж­дебностью и коронарной болезнью или смертностью, хотя по количеству их меньше, чем экспериментов, показавших на­личие такой связи. Хотя отрицательные результаты не опро­вергают гипотезу о враждебности, они все же указывают, что исследованиям в этой области необходимо дальнейшее раз­витие. Нам нужны более надежные способы определения уров­ней враждебности, нежели тестирование по шкале ММРI. И нам нужно также учитывать другие психологические факто­ры, влияющие на риск болезни сердца.