За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — ЭМОЦИИ И РАК: ЧТО МЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗНАЕМ? - АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ РАКА

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ РАКА
За здоровое питание
За здоровое питание





Американцы, по оценкам, тратят на альтернативные методы лечения рака 4 миллиарда долларов ежегодно. Спектр таких методов простирается от доброкачествен­ных техник, направленных на улучшение самочувствия пациентов, до опасного шарлатанства. Приемы лече­ния, основанные на гипотезах о роли разума в болезни, часто перемешиваются с теми, что основаны на непро­веренных. диетических или физиологических теориях.

Даже названия, которыми прикрываются эти мето­дики - альтернативные паи нетрадиционные, - сбива­ют с толку. Оба термина предполагают лечение, ис­пользуемое вместо стандартной терапии, что не всегда имеет место. Многие специалисты предпочитают тер­мин комплементарная терапия указывающий на то, что она должна применяться в дополнение - а не вмес­то - к стандартному медицинскому обслуживанию. (Хотя некоторые специалисты, практикующие альтер­нативные подходы, полностью отвергают обычную медицину, другие, напротив, комбинируют некоторые альтернативные методы терапии со стандартным меди­цинским уходом.)

Пациенты, заинтересовавшиеся альтернативной тера­пией, часто сталкиваются с широким многообразием подходов. Социолог Барри Кассилет и его коллеги по Пенсильванскому университету выделили шесть типов нетрадиционных методов терапии, широко применяе­мых сегодня. Они таковы:

• Лечение с помощью ментальной визуализации. Оно предполагает использование направленного воображе­ния для визуального наблюдения за тем, как иммун­ная система уничтожает опухолевые клетки, основы­ваясь на убеждении, что такая визуализация действи­тельно стимулирует иммунную систему.

• Лечение духом или верой.

• «Метаболическая» терапия. Эти методы основаны на убеждении, что рак вызывается токсическим или хи­мическим дисбалансом, который можно вылечить с помощью программы «детоксикации».

• Диетическая терапия. Сторонники такого подхода рас­сматривают рак как симптом нездоровой диеты; ле­чение предполагает изменение режима питания.

• Мегавитаминная терапия. Здесь рак рассматривается как результат витаминной недостаточности и лечится многократными дозами различных витаминных до­бавок.

• Иммунная терапия. Весьма широкий термин, вклю­чающий самые разные методы лечения: от приемов медитации до мультивитаминных и диетических ин­струкций, призванных укреплять или стимулировать иммунную систему организма.

Исследователи также насчитали около 40 других ви­дов терапии, в том числе лечение травами и различные методы детоксикации. Иногда несколько различных подходов объединяют в более широкую программу.

Современный культурный климат, делающий упор на то, чтобы человек сам брал на себя ответственность за свое здоровье, в сочетании с растущим недоверием к медицинскому истэблишменту привел к тому, что мно­гие пациенты обращаются к альтернативным методам лечения сразу после диагностики рака. Одной из при­влекательных черт этих методов лечения, с точки зре­ния пациентов, является то, что они считаются «нату­ральными» и «нетоксичными», в отличие от таких стан­дартных приемов лечения рака, как хирургия, облуче­ние или химиотерапия, которые имеют хорошо извест­ные негативные побочные эффекты. Недавнее исследо­вание, проведенное Службой технологической аттеста­ции (ОТА), обнаружило, что к альтернативным мето­дам с большей вероятностью прибегают образованные и состоятельные пациенты.

При том что исследование ОТА не нашло никаких свидетельств психологической эффективности альтер­нативных методов терапии, некоторые из них могут помочь улучшить качество жизни отдельных пациен­тов. Каждый пациент, подумывающий об альтернатив­ной терапии, должен сначала обсудить это со своим врачом. Если альтернативный режим не вреден и не мешает обычному лечению, врач может поддержать его применение.

Подобно пациентам, страдающим другими опасными для жизни заболеваниями, больные раком переживают некото­рые сильные эмоции, широкое внимание к которым при­влекла книга доктора Элизабет Кюблер-Росс «О смерти и уми­рании»: отрицание (о котором речь шла выше), гнев («Поче­му я?»), торг («Мне бы только дожить до времени, когда дети закончат колледж»), депрессия и смирение с неизбежностью смерти. Важно понимать, что нет фиксированных, предсказу­емых стадий привыкания. Например, люди, проходящие курс лечения рака, или те, кто годами живет с ним как с хрони­ческой болезнью, переживают совершенно разные этапы пси­хологического привыкания. Однако идеи Кюблер-Росс полез­ны тем, что помогают раковым пациентам и их близким познакомиться с чувствами, которые часто возникают, когда жизнь находится в опасности.

Обычно близкие друзья и родные переживают те же эмо­ции относительно болезни, что и сам пациент. В одном ис­следовании, проведенном нами 15 лет назад, обнаружилось, что даже сила их эмоций не меньше, чем у самого больного. Кроме того, родственник может иметь потребность играть роль «сильного», который тащит на себе семью и работу, не переставая при этом заботиться о пациенте. Если член вашей семьи или ваш близкий друг болен раком, для вас важно уважать не только психологические реакции и потребности пациента, но и свои собственные. Поддержка нужна родным не меньше, чем пациенту, поэтому создаются группы под­держки для супругов и друзей раковых пациентов.

Некоторым людям особенно трудно психологически совла­дать с раком из-за своего прежнего опыта этой болезни. Описы­ваемая ниже история показывает, каким образом детские воспоминания могут ставить под угрозу своевременное ле­чение рака.

После того как Кетрин, 35-летняя учительница, обнаружи­ла в своей груди опухоль, биопсия показала злокачествен­ность. Врач рекомендовал ей хирургическое удаление опухо­ли и последующую лучевую терапию. Поскольку опухоль была обнаружена на ранней стадии, он считал шансы на ее излече­ние превосходными.

Тем не менее Кетрин испытывала такую депрессию, что не могла спать и заботиться о двух своих маленьких детях. Она была подавлена воспоминаниями о том, как болела и умерла от рака груди ее мать, когда ей самой было десять лет. Теперь она каждое утро просыпалась с уверенностью в том, что эта болезнь убьет и ее тоже. Убежденная в бес полез­ности какого-либо лечения, она отменила очередную назна­ченную встречу с врачом. Муж Кетрин был глубоко озабочен тем, что страх и депрессия сведут к нулю ее шансы на спасе­ние жизни. Он убедил ее обратиться к психотерапевту.

В течение нескольких терапевтических сеансов Кетрин, вспоминая смерть матери, срывалась до слез. Психотерапевт помогал ей перебороть издавна испытываемый ею страх, что она, как и ее мать, умрет от рака молодой, оставив своих детей сиротами. Она вскоре поняла, что ее предположение о том, что рак груди у нее неминуемо смертелен, далеко от реальности. Он был застигнут в ранней стадии, да и со време­ни смерти ее матери произошли существенные позитивные сдвиги в излечении такой болезни. После нескольких тера­певтических сеансов Кетрин позвонила своему врачу и дого­ворилась об операции и курсе лучевой терапии. Сейчас, спус­тя несколько лет, доктор считает ее излечившейся.