За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — СТРЕСС И ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНЫЙ ТРАКТ

СТРЕСС И ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНЫЙ ТРАКТ
За здоровое питание
За здоровое питание





Жизнь текла прекрасно для Теда, 50-летнего клерка в управле­нии социального обеспечения, пока его не выдвинули на пост менеджера, на котором ему надлежало руководить дю­жиной сотрудников. Будучи несколько суетливым, не уверен­ным в себе человеком, он нашел свою новую должность очень стрессовой, особенно ввиду того, что ему приходилось наказывать работников, когда они плохо работали или нару­шали дисциплину. Вскоре после занятия новой должности Тед начал испытывать сильную боль в животе и частый по­нос. По болезни ему приходилось часто не выходить на рабо­ту. Во время двухнедельного отпуска симптомы исчезли, но затем быстро возобновились. В таком положении он и обра­тился в нашу клинику при медицинской школе университета Джонса Гопкинса.

Мы не обнаружили у Теда никакой явной физической проблемы, кроме болезненности живота и чрезмерно силь­ных сокращений нижнего сегмента толстой кишки, и диаг­ностировали синдром раздраженной толстой кишки (СРТК) - хроническое или рецидивирующее заболевание, которое мо­жет вызывать нарушения дефекации (запор или понос) и боль в животе. Физиологический фундамент этой болезни не впол­не ясен, й часто важную роль здесь играют психологические факторы.

Поскольку напряжение на работе у Теда было велико и во время отпуска симптомы исчезли, мы решили, что на его •проблему мог оказать воздействие стресс. Для подтвержде­ния этого предположения мы попросили Теда в течение че­тырех недель вести дневник симптомов. Каждую неделю его боль была наиболее сильной с понедельника по четверг, в пятницу снижалась и достигала минимума в воскресенье утром. Но к вечеру того же дня ему "часто становилось так плохо, что он не знал, сможет ли выйти на работу в поне­дельник.

Случаи Теда - классический пример того, какую роль стресс может играть в том, что мы называем функциональными желудочно-кишечными расстройствами - заболеваниями желудочнокишечного тракта, не имеющими явных органи­ческих или физических причин. Ясное дело, что профессио­нальное напряжение и ожидание рабочего стресса усугубляли его болезнь.

Случай Теда едва ли можно назвать уникальным. По оцен­кам, СРТК страдают 30 миллионов американцев, и подавляю­щее большинство из них находят, что стресс усугубляет их заболевание. Проведенный в университете Северной Кароли­ны гастроэнтерологом Робертом Сандлером и его коллегами опрос показал, что стресс вызывает боль в животе или измене­ния в режиме дефекации у 85 процентов пациентов с СРТК.

Но история Теда также типизирует более недавнее откры­тие насчет функциональных желудочно-кишечных расстройств: симптомы могут ухудшаться, когда люди находят болезнь благом для себя, позволяющим им обходить какие-то непри­ятные ситуации (например, уклоняться от стрессовой рабо­ты), приносящим финансовую компенсацию или повышаю­щим внимание к ним со стороны других людей. Люди не сознательно пользуются своими болезнями для получения того, что им хочется, но ими может двигать непредумышленный, неосознанный условный рефлекс - и это является свидетельством того, какими тонкими могут быть взаимосвязи между разумом и телом в кишечных расстройствах.

Я со своими коллегами по университету Джонса Гопкинса сконцентрировался на проблемах нижней части желудочно-кишечного тракта, куда входят тонкая, толстая и прямая кишка. Хотя мы встречаем пациентов со многими болезня­ми, СРТК служит моделью для описания психологической составляющей такого типа заболеваний. Он является наибо­лее частой причиной обращения людей к гастроэнтерологам и исследовался более широко, чем другие функциональные желудочно-кишечные расстройства.

НЕ «ВСЕ В ГОЛОВЕ»

Важным и сложным для исследователей вопросом является то, порождается ли СРТК действительно психологическими проблемами или просто связан со стрессом. В университете Джонса Гопкинса мы обнаружили, что у 47 процентов паци­ентов, обращавшихся в нашу клинику по поводу СРТК, мож­но было диагностировать какое-либо психическое расстрой­ство. Другие исследовательские группы сообщили, что психи­атрические проблемы, включающие депрессию, общее пато­логическое состояние тревоги, приступы паники и фобии, обнаружены практически у 100 процентов их пациентов с СРТК. Психиатрические проблемы также распространены сре­ди пациентов, обращающихся за помощью по поводу дру­гих функциональных желудочно-кишечных расстройств, осо­бенно болезни Крона - хронического воспалительного забо­левания, поражающего в первую очередь нижний участок тонкой кишки, а иногда и толстую кишку. Хотя может показаться, что психиатрические проблемы вызывают желудочно-кишечные расстройства, большинство недавних исследований показывают, что это, вероятно, не так. Скорее пациенты, страдающие от СРТК и эмоциональ­ных проблем, просто с большей вероятностью обращаются за медицинской помощью, чем другие люди с СРТК.

В недавнем исследовании наша команда из университета Джонса Гопкинса наблюдала 149 женщин из пригородов Балтиморы, имевших тот же социальный и образовательный статус, что и средняя пациентка, обращающаяся в нашу клини­ку по поводу СРТК. Из этих женщин 26 процентов имели те же симптомы СРТК, что и наши пациентки, 80 процентов из них никогда не консультировались с врачом по этому поводу. Когда мы обследовали эти 80 процентов, то к своему удивле­нию обнаружили, что они психологически так же здоровы, как люди, не имеющие никаких симптомов кишечных рас­стройств. Пациентки же, обращавшиеся в нашу клинику, напротив, имели уровень психологических проблем выше среднего. Гастроэнтеролог Дуглас Дроссман, проводивший аналогичное исследование в университете Северной Кароли­ны, получил сходные результаты.

Хотя СРТК сам по себе не является симптомом психоло­гического конфликта, психологические проблемы могут ока­зывать влияние на течение болезни, повышая уязвимость че­ловека к стрессу. Люди, страдающие беспокойством и де­прессией, при трудных межличностных отношениях, как пра­вило, переживают больший стресс, чем другие. В результате они чаще находятся в состоянии психологического возбуж­дения, что может усугублять кишечные расстройства.

Усугубляющий СРТК стресс - это, как правило, простые повседневные неприятности, переживаемые большинством из нас, например аврал на работе или семейные ссоры, кото­рые могут оказывать особенно сильный эффект на людей с эмоциональными проблемами. У некоторых пациентов с хро­ническим СРТК может иметь место биологическая воспри­имчивость к этой болезни, усиливаемая их эмоциональным состоянием. В целом у пациентов с СРТК кишечник склонен чрезмерно реагировать на многие спусковые механизмы, на­пример гормоны или высокое содержание жиров в диете. Для некоторых людей, однако, воздействие одного только стрес­са достаточно велико, чтобы запустить СРТК. Наконец, иссле­дования показали, что психологические травмы детства мо­гут предрасполагать людей к желудочно-кишечным заболеваниям. Например, ранняя потеря одного или обоих родите­лей в результате смерти или развода - достаточно распрост­раненное явление среди пациентов с СРТК и пептической язвой. Женщины с СРТК тоже с большей вероятностью име­ют историю сексуального или физического насилия в дет­стве. Мы еще не вполне понимаем, каким образом этот дет­ский опыт влияет на развитие функциональных желудочно-кишечных заболеваний. По нашему мнению, эти события повышают в человеке общее ощущение уязвимости, делаю­щее его более подверженным повседневным стрессорам на протяжении болезни.