За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — МЕТОДЫ ИНДИВИДУАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ НАД СТРЕССОМ - УНИКАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ РЕЛАКСАЦИИ

УНИКАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ РЕЛАКСАЦИИ
За здоровое питание
За здоровое питание





В конце 1960-х гг., когда мы осуществляли наши первые эксперименты, были известны только два состояния, замедля­ющих обмен веществ ниже состояния покоя: сон и гибернация (зимняя спячка). Поначалу мы предположили, что релак­сационная реакция могла бы указывать на доселе непризнан­ную человеческую способность к гибернации.

Одним из наиболее точных способов отличить сон от гибернации является измерение температуры в заднем проходе (ректальной температуры). У животного, впавшего в спячку, ректаль­ная температура опускается более чем на 30 °С, что в 40 раз превышает падение температуры у просто спящего животно­го. Но измерения ректальной температуры во время медита­ции не обнаружили практически никаких изменений, показы­вая, что медитация не является состоянием гибернации.

Но она не является и состоянием сна. Во сне замедление обмена веществ происходит на период от одного до пяти часов; во время же медитации этот период длится три-пять минут. Кроме того, характеристики мозговых волн во сне не такие, как при медитации.

Почти сразу я выдвинул гипотезу, объяснявшую эту види­мую загадку. Я выполнял эксперименты в тех же самых лабо­раториях, где в начале века работал психолог Уолтер Б. Кеннон, и был достаточно сведущ в его трудах и трудах его современников. Наша гипотеза была основана на понимании так называемой реакции "сражаться или убегать", или экстренной реакции, описанной Кенноном.

Кеннон открыл, что введение животным экстракта, взятого из надпочечников, могло стимулировать целый ряд физиоло­гических изменений, в том числе повышение кровяного дав­ления, учащенность сокращений сердца и дыхания, увеличе­ние в три-пять раз притока крови в мышцы. Этот надпочеч­ный экстракт содержал вещества, которые после назвали адре­налином (эпинефрином) и норадреналином (норэпинефрином). Кеннон рассуждал, что эти изменения были подготовкой жи­вотного к борьбе или к бегству - отсюда и название реакции.

Я также вспомнил работу швейцарского физиолога Валь­тера Гесса, лауреата Нобелевской премии. Открытия Гесса в сочетании с находками Кеннона дали нам ключ к понима­нию релаксационной реакции.

В 1930-х и 1940-х гг. Гесс обнаружил, что, стимулируя некоторые участки мозга у лабораторных животных, можно вызывать реакцию, противоположную реакции «сражаться или убегать», которую он назвал «механизмом защиты от чрез­мерного стресса». Эта реакция характеризовалась состоянием безмятежности, расслаблением мышц, снижением кровяного давления и частоты дыхания.

Мы выдвинули гипотезу, что Гессов защитный механизм мог иметь отношение к тем изменениям, что мы обнаружи­ли при медитации. Если это было действительно так и мы открыли фундаментальную физиологическую реакцию у лю­дей, казалось вероятным, что ее можно вызывать и с помо­щью отличных от трансцендентальной медитации подходов.

МЕДИТАЦИЯ И МОЛИТВА: УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

В трансцендентальной медитации проглядываются два ос­новных компонента: во-первых, безмолвное повторение зву­ка, именуемого мантрой, для минимизации отвлечения мыс­лей и, во-вторых, пассивное отвержение мыслей, которые все же вторгаются в сознание, и так по кругу (см. «Как возбудить релаксационную реакцию?»).

Взяв за основу эту формулу, мы провели несколько лет за изучением мировой светской и религиозной литературы, пы­таясь выяснить, не были ли эти основные шаги описаны ранее. Мы рассматривали не только те традиции, которые использовали подобие мантры, но также те, где использова­лись продолжительные повторения какого-то слова, молитвы, фразы или мышечных движений в целях концентрации вни­мания. И практически во всякой культуре из тех, что мы изучили, эти фундаментальные шаги присутствовали.

Например, в иудаизме во времена Второго храма - т.е. примерно от IV-V веков до н.э. до I века н.э. - последовать ли философии, названной меркаболизмом, занимали позу за­родыша и фокусировались на своем дыхании. При каждом выдохе они повторяли название магической печати, прене­брегая всякими другими мыслями, приходившими в голову.

В христианстве молитвы, восходящие почти ко времени Христа, распространялись изустно, впервые появившись в практике отцов пустыни, аскетов, живших в Северном Егип­те во втором, третьем и четвертом веках н.э. Одна из этих молитв была, в конце концов, кодифицирована в XIV веке на горе Афон в Греции, где эта техника до сих пор практику­ется православными монастырями. При этом вы должны кон­центрировать внимание на своем дыхании и на каждом вы­дохе повторять про себя молитву: «Господь мой, Иисус Хри­стос, смилуйся надо мною». Если вам в голову приходят другие мысли, вы должны прогнать их и вернуться к молитве. Эта молитва сохранилась до наших дней во многих христи­анских ответвлениях и именуется ныне молитвой Иисуса или молитвой сердца.

Очень схожая практика обнаруживается в исламе, буддиз­ме, синтоизме, даосизме и конфуцианстве, причем различия проявляются только в употребляемых словах. В исламе, где этот процесс именуется «дикр», молящийся фокусируется на какой-то фразе из Корана или на слове Аллах. В синтоистской церемонии внимание концентрируется на счете, ассоциируе­мом с дыханием. В одной из молитв тибетского буддизма повторяется фраза ом мани падме хум («привет, бриллиант лотоса»).