За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — ПРОГРАММЫ ГРУППОВОГО УПРАВЛЕНИЯ СТРЕССОМ - КОГДА ГРУППЫ ПОДДЕРЖКИ НЕОБХОДИМЫ?

КОГДА ГРУППЫ ПОДДЕРЖКИ НЕОБХОДИМЫ?
За здоровое питание
За здоровое питание





Французский писатель XIX века Алексис де Токвиль назвал Америку «нацией общественников)», и, к счастью, больные люди не составляют тут исключения. Все большее число па­циентов с раком, болезнью сердца, артритом, неврологиче­скими и многими другими заболеваниями, пациентов, пере­несших хирургию на брюшной полости, регулярно встреча­ются в группах, подобно женщинам с раком груди, за кото­рыми мы наблюдали. Исследования показывают, что эти груп­пы дают пациентам преимущества, сходные с той социаль­ной поддержкой, которую они получают естественным обра­зом от любимых людей, способствуя улучшению их эмоцио­нального и физического здоровья.

Почему эти группы необходимы? К числу издержек наше­го высокотехнологичного общества относится дробление се­мьи. Многие из наших социальных институтов выполняют функции, которые ранее осуществлялись разветвленной сетью родственников, в частности уход за больными. Сегодня даже человек, имеющий близких друзей и родственников, может находить, что эта группа людей не вполне справляется с задачей совладания с кризисом тяжелой физической болезни.

В частности, болезни, опасные для жизни, являют собой пугающий, даже ужасающий опыт, но мы зачастую изолиру­ем людей с такими болезнями, несмотря на их отчаянную потребность чувствовать поддержку со стороны других лю­дей. Поставьте себя на место «очень важной персоны», кото­рая проходит в нью-йоркской больнице диагностическую биопсию. Ему обеспечено первостепенное лечение, его наве­щает все начальство больницы и всевозможные врачи, медсе­стры и друзья. На следующий день после биопсии он вдруг замечает, что единственный продолжающий общаться с ним человек - это санитарка. Она же единственный человек, ко­торый не знает, что биопсия показала серьезную злокачественность.

Смертельно больные люди быстро приходят к ощущению, что они исключены из течения повседневной жизни. Одна раковая пациентка, которая из-за радиационного ожога горла ела с трудом, оглядела ресторан и почувствовала себя совер­шенно чужой другим обедающим. Она думала: «Как счастли­вы люди, которые способны есть». Иногда пациенты удаляют­ся от мира здоровых людей, подобно тому, как здоровые люди сторонятся больных, не зная, как им следует реагиро­вать, или испытывая страх перед серьезной болезнью.

Программа групп поддержки для женщин, больных ра­ком груди, именуемая суппортивно-экспрессивной групповой те­рапией, которую мы разработали в Стэнфордском университе­те (и которая продолжает работать), служит хорошим приме­ром того, как группы поддержки способны ослаблять эмоци­ональные проблемы, с которыми сталкиваются пациенты. Мы начали наше исследование в 1976 году с 86 женщинами.

Пятьдесят из них были наудачу зачислены в группы поддерж­ки, получая при этом стандартное медицинское лечение, а остальные 36 групповые сеансы не посещали.

Группы поддержки, которые мы сформировали, далеко не ограничивались добрыми пожеланиями. Групповые сеансы стали временем и местом встреч женщин, которые выража­ли свои глубинные страхи, то, что одна женщина назвала «проснуться в три часа ночи и чувствовать, что слон сидит у тебя на груди». Она добавила: «Меня беспокоит, доживу ли я до того времени, когда сын закончит школу или дочка вый­дет замуж. Во всем остальном мне приходится отказаться от сопротивления - это так тяжело».

В этих группах было много плача и смеха. Одной из тревог в отношении собирания вместе пациенток с одинако­вой болезнью было то, что они будут полностью деморализо­ваны, если кому-то из них станет хуже или кто-то умрет. Чтобы выяснить, оправданы ли эти опасения, мы сравнили групповые сеансы, на которых сообщалось о смерти одной из участниц, с теми, где все шло хорошо. Мы обнаружили, что женщины не испытывали паники из-за чужих проблем или смертей, поскольку риск смерти так или иначе постоянно витал над ними. Напротив, в группах создавалась обстанов­ка, в которой было легче справляться со страхами.

Одна из участниц сравнила это с ощущением, «когда гля­дишь в Большой Каньон, испытывая страх высоты. Ты зна­ешь, что если упадешь туда, это будет конец. Но ты больше уважаешь себя уже за то, что способен туда смотреть. Именно так я отношусь к смертям участниц группы. Я не могу ска­зать, что остаюсь безмятежной, но я могу смотреть на это». Группа является как бы поглотителем этих страхов. Давая выход своим эмоциям, женщины не дают страхам заполнять другие часы их жизни. (Групповые сеансы, которые делают упор на экспрессии тягостных эмоций, часто добиваются боль­шего успеха, если проводятся под руководством опытных профессионалов, как это и было в наших группах.)

Программа действий этих групп расширилась, когда многие из наших пациенток предстали перед фактом, что болезнь сократит их жизнь. Вместо того чтобы изгонять болезнь из своих мыслей, они стали принимать ее в расчет и менять местами жизненные приоритеты. Они публиковали стихи, за­нимались благотворительностью, детьми, меняли работу. Мно­гие отказались от взаимоотношений, которые казались непро­дуктивными, укрепляя те, что были важны для них. Как выра­зился муж одной из пациенток, «я отдал бы все, чтобы эта болезнь ушла, но должен сказать, что время с тех пор, как моя жена заболела раком, было лучшим периодом нашего брака».

В группах также обсуждались наилучшие пути общения с врачами. Серьезно больные пациенты имеют тенденцию чтить и бояться своих врачей. С одной стороны, они не хотят беспокоить их, а с другой, они часто боятся спрашивать слиш­ком много, опасаясь узнать больше, чем им хотелось бы знать. Поэтому они часто покидают кабинеты врачей, терзаемые оставшимися без ответов вопросами. В наших группах па­циенток подстрекали задавать друг другу вопросы и настаи­вать на получении ответов. Некоторые даже сопровождали своих подруг во время визитов к врачам.

Благодаря всему этому женщины научились глубоко и лич­но заботиться Друг о друге, навещая друг друга в больницах, переписываясь и перезваниваясь между групповыми встреча­ми, делясь друг с другом своими победами и неудачами в борьбе с болезнью.

К концу года мы сравнили состояние женщин, которые посещали групповые занятия, и тех, кто получал только стан­дартный медицинский уход, и обнаружили, что участницы групп испытывали меньше беспокойства и депрессии и бо­лее эффективно справлялись со своей болезнью. Кроме того, пациентки в группах поддержки обрели большую эмоцио­нальную устойчивость, при том, что в контрольной выборке обнаруживался все больший упадок настроения. Пациентки в группах, изучившие самогипноз для борьбы с болью, также испытывали наполовину меньше боли, чем контрольные па­циентки. Таким образом, группы поддержки помогали пациенткам жить лучше, испытывая меньше беспокойства, депрессии и боли.

На фундаментальном уровне группы поддержки могут срабатывать по двум причинам. Во-первых, они просто про­тивостоят изоляции. Но во-вторых, что, может быть, еще важнее, они позволяют людям чувствовать, что они могут помогать друг другу, отчего они чувствуют себя не только менее беспомощными перед лицом болезни, но и более компетентными и эффективными. Ведь рак или сердечный приступ для человека во многом является многозначительной трагедией которая затрудняет и сокращает жизнь. Научиться совладать с этим - это дар, который позволяет вам искренне помо­гать другим пациентам. Помогая друг другу в группах под­держки, больные также улучшают собственную самооценку.