За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — ПРОГРАММЫ ГРУППОВОГО УПРАВЛЕНИЯ СТРЕССОМ - ЗДОРОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЖИЗНИ: ОПТИМИЗМ, НАДЕЖДА И КОНТРОЛЬ

ЗДОРОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЖИЗНИ: ОПТИМИЗМ, НАДЕЖДА И КОНТРОЛЬ
За здоровое питание
За здоровое питание





У оптимизма изменчивое прошлое. Вспомним несносную Поллианну, которая проповедовала, что нам следует радо: ваться несчастьям, потому что, в конце концов, в плохом всегда есть хорошее. Или нелепого доктора Панглосса из воль­теровского «Кандида», который, несмотря на бесчисленные неприятности, продолжал настаивать, что мы живем в луч­шем из миров. «Оптимизм, - писал Вольтер, - это мания утверждать, что все хорошо, когда все плохо».

Но есть и другая разновидность оптимизма, которая не заслуживает такой плохой репутации. Оптимисты такого сор­та видят людей активными участниками своих жизней. Они верят, что ожидания играют важную роль в определении грядущих событий - и не потому, что просто выдают жела­емое, за действительное, а потому, что знают: позитивные ожидания заставляют их предпринимать конкретные шаги, продвигающие их ближе к цели.

Ныне есть надежные свидетельства, что такого рода опти­мизм может улучшать качество жизни человека - и даже более того. Он может играть ключевую роль в поддержании физического здоровья.

Изучение этой связи является сердцевиной растущего числа исследований, посвященных роли эмоциональной позиции человека в его физическом здоровье. За последние десятиле­тия многочисленные исследования продемонстрировали на­личие связи между хорошим здоровьем и позитивными пси­хологическими характеристиками - не только оптимизмом, но также надеждой и чувством контроля. Исследования по­чти не оставляют сомнений в том, что в вопросах здоровья занимаемая позиция имеет большое значение.

КАК ИЗМЕРЯЕТСЯ ОПТИМИЗМ?

Одним из лучших инструментов для измерения оптимизма является то, что психологи называют стилем объяснений: как люди объясняют обрушивающиеся на них неприятности. На­пример, Мери Смит и Джейн Доу упустили возможность повышения по службе. Смит лишь пожимает плечами: «Это просто небольшой прокол; может быть, в следующий раз». Доу, однако, думает иначе: «Я бледное подобие человека, я никогда не добиваюсь успеха в чем-либо важном».

Ясно, что Смит и Доу разделяют многие километры на шкале оптимизма/пессимизма. Анализируя то, как они объясняют себе происходящее с ними, исследователи могут вскрывать три ключевых компонента их мышления, относящих их в разряд оптимистов или пессимистов.

Во-первых, эти две женщины возлагают вину за свои несчастья на разные источники. Доу, пессимистка, винит себя («Я бледное подобие человека») - исследователи называют это внутренним объяснением. Оно предполагает, что существует какого-то рода порок характера, который будет приводить к таким неудачам и в будущем. Смит, наоборот, считает, что за ее разочарование ответственны внешние фак­торы вроде рока или случайности, а не какие-то недостатки личности.

Второй компонент стиля объяснения - считает человек причину неудачи перманентной или кратковременной, или, по терминологии исследователей, устойчивой или неустойчи­вой- Если вы считаете ее устойчивой, или долгосрочной, это пессимизм. Доу полагает, что ее непригодность не изменит­ся, так что все ее будущие попытки получить повышение обречены на провал. Оптимистка Смит считает, что невезе­ние не будет длиться вечно.

Наконец, оптимисты и пессимисты отличаются в том, насколько обширными они считают свои проблемы. Доу ви­дит свою проблему глобальной - она полагает, что не пре­успеет никогда и ни в чем. Смит видит свои трудности специфическими для ее работы и не распространяет их на дру­гие сферы жизни.

Хотя эти женщины пережили одинаковый негативный опыт, они интерпретируют его по-разному. Стиль объясне­ния оптимистичной Смит, вероятно, повысит ее шансы по­лучить повышение в следующий раз. Пессимизм Доу, вероят­но, окажется пророческим, идя рука об руку с низким уров­нем ожидания и приводя к пассивности и вероятным неуда­чам в будущем.

Обычно исследователи измеряют стиль объяснения одним из двух способов. Первый - через анкету, в которой субъек­тов исследования просят подумать о гипотетических событи­ях, которые могли бы случиться с ними, и ответить, какова, по их мнению, вероятная причина этих неурядиц. Затем эти объяснения оцениваются субъектами по трем измерениям стиля объяснения - внутренние/внешние, устойчивые/неустойчивые и глобальные/специфические - и выводится сред­няя величина оптимизма/пессимизма. В соответствии со вто­рым методом психологи анализируют записанные или выска­занные утверждения субъектов исследования по тем же кате­гориям и выводят оценку сами.

В реальной жизни стили объяснения редко бывают таки­ми характерными, как в случае Смит и Доу. Средний чело­век попадает куда-то в середину спектра оптимизм/пессимизм. Люди могут быть относительно оптимистичными в одной жизненной сфере и относительно пессимистичными в другой. Обычно стиль сохраняет определенную устойчивость.