За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — ПРОГРАММЫ ГРУППОВОГО УПРАВЛЕНИЯ СТРЕССОМ - ЗДОРОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЖИЗНИ: ОПТИМИЗМ, НАДЕЖДА И КОНТРОЛЬ

ЗДОРОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЖИЗНИ: ОПТИМИЗМ, НАДЕЖДА И КОНТРОЛЬ
За здоровое питание
За здоровое питание





В конечном итоге исследование обнаружило, что студен­ты с оптимистичным стилем объяснений болели в последую­щий после анкетирования месяц меньше и в последующий год обращались к врачам реже, чем пессимисты. Эти резуль­таты сохраняли свое значение, даже когда мы принимали в расчет первоначальное состояние здоровья субъектов и их уровень депрессии (поскольку при депрессии люди могут боль­ше жаловаться на здоровье). За этот период времени субъек­ты исследования переживали только инфекционные болезни, обычно простуду или грипп. Поскольку степени оптимизма и пессимизма предсказали эти болезни, результаты указывают на то, что стиль объяснений может влиять на здоровье через воздействие на иммунную систему.

Как и гарвардское исследование, этот эксперимент имел некоторые недостатки. Студенты едва ли представляют реп­резентативную выборку населения; в среднем они здоровее, умнее и привилегированнее населения в целом.

Но хотя ни одно отдельно взятое исследование не является определяющим, воспроизводимость результатов повысила нашу уверенность в реальном существовании связи между стилем объяснений и физическим благополучием. Эта уверенность еще более укрепилась, когда и другие исследователи нашли связь между оптимизмом и различными аспектами здоровья.

Например, психолог Лесли Камен-Зигель и ее коллеги в Пенсильванском университете исследовали взаимосвязь меж­ду стилем объяснений и компетенцией иммунной системы. Они отобрали 47 мужчин и женщин в возрасте от 62 до 87 лет, задали им множество вопросов и по полученным отве­там определили их уровень оптимизма/пессимизма. У каж­дого субъекта во время опроса была также взята проба крови для анализа общей иммунной компетенции, определяемой соотношением числа Т-клеток-помощников и Т-клеток-супрессоров. Более оптимистичные индивиды имели более высокое соотношение помощники/супрессоры, указы­вающее на лучшую сопротивляемость организма болезням.

Поскольку Камен-Зигель измеряла стиль объяснений и иммунокомпетенцию в одно время, причинно-следственной связи между этими характеристиками ее исследование не прояснило. Однако еще два исследования связи между опти­мизмом и хорошим здоровьем указывают на то, что стиль объяснений может влиять на течение болезни.

В первом из этих исследований психолог Сандра Ливай и ее коллеги по Питтсбургскому университету выявили стиль объяснений у 36 женщин с рецидивирующим раком груди. За этими женщинами наблюдали в течение четырех лет, и за это время многие из них умерли. Оптимистический стиль объяснения был из одним факторов, предсказывающих более длительное время выживания.

Во втором исследовании психолог Грегори Бьюкенен и Мартин Селигмен их Пенсильванского университета наблю­дали за 160 мужчинами, пережившими сердечный приступ. На основе ответов на вопросы анкеты был изучен их стиль объяснений. Затем за ними наблюдали в течение восьми лет, и за это время 60 процентов из них умерли из-за болезни сердца, обычно после второго приступа. Выжившие имели более оптимистичный стиль объяснений в начале исследова­ния, чем умершие.

ДИСПОЗИЦИОННЫЙ ОПТИМИЗМ: ДРУГОЙ ПОДХОД

Некоторые исследователи изучали оптимизм, используя от­личные от стиля объяснений единицы измерений, и все рав­но обнаружили связь со здоровьем - это хорошее свидетель­ство в пользу того, что данный эффект является реальностью, а не просто артефактом какой-то конкретной методики ис­следований. Психологи Чарлз Карвер из университета Майа­ми и Майкл Шайер из университета Карнеги-Меллон изучали характеристику, которую они назвали диспозиционнмм опти­мизмом, определяемую как степень ожидания субъектом от будущего положительных событий, а не отрицательных. Их прямолинейные анкеты просили субъектов исследования ука­зать, насколько они согласны с такими оптимистичными ут­верждениями, как «Во времена неопределенности я обычно ожидаю лучшего».

Используя в серии исследований эту меру оценки, Карвер и Шайер показали, что оптимизм связан с хорошим здоровь­ем, а пессимизм - с плохим. Подобно нашему обследова­нию студентов университета, один из их экспериментов по­казал, что у студентов-пессимистов со временем развивается больше физических симптомов, чем у оптимистов, даже если сначала их состояние здоровья одинаково.

В другом исследовании Карвер и Шайер обнаружили, что диспозиционный оптимизм способен предсказать, насколько хорошо пациенты восстановят силы через шесть месяцев после хирургического шунтирования коронарной артерии. По срав­нению с пессимистами оптимисты за это время с большей вероятностью возвращаются к работе и восстанавливают бы­лой уровень социальной и сексуальной активности. Они так­же с большей вероятностью способны заниматься энергич­ными физическими упражнениями.

Как его ни измерять, оптимизм, по-видимому, играет свою роль в хорошем здоровье. Насколько велика эта роль по срав­нению с другими факторами? Наши исследования обнару­жили, выражаясь статистическим языком, «умеренную корре­ляцию» между стилем объяснений и здоровьем. На самом деле, это максимальное, чего можно было ожидать, если учи­тывать, сколь многие факторы влияют на физическое здоро­вье человека, в том числе наследственность, диета, физиче­ская активность, доходы, социальные связи и окружающая среда. Но умеренная корреляция -. это все равно большое воздействие. Например, судя по результатам обследования студентов Виргинского политехнического института, студент, принадлежащий к верхним 25 процентам по уровню опти­мизма, обращается к врачу в среднем втрое реже, чем его однокашник, отнесенный к нижним 25 процентам.