За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — ПРОГРАММЫ ГРУППОВОГО УПРАВЛЕНИЯ СТРЕССОМ - РОЛЬ НАДЕЖДЫ И КОНТРОЛЯ

РОЛЬ НАДЕЖДЫ И КОНТРОЛЯ
За здоровое питание
За здоровое питание





Оптимизм и пессимизм - не единственные психологиче­ские факторы, влияющие на физическое здоровье. Психолог Чарлз Шнайдер и его коллеги из Канзасского университета сфокусировали свое исследование на надежде - еще одном факторе отношения людей к будущему. По мнению этих исследователей, надежда состоит из двух компонентов: ва­шей решимости достичь своих целей и вашей способности составлять планы достижения этих целей. Шнайдер разрабо­тал вопросник, с помощью которого можно измерить надеж­ду, спрашивая людей, -насколько они согласны с утверждени­ями, отражающими эти два компонента, например: «Я энер­гично преследую свои цели» (решимость) и «Я могу приду­мать много способов, чтобы выбраться из этой ситуации» (создание планов).

В нескольких исследованиях Шнайдер и его коллеги по­казали, что надежда порождает успехи во многих областях жизни, таких как работа и учеба - и здоровье тоже. В од­ном эксперименте, например, психолог Тимоти Эллиот из Виргинского общественного университета в Ричмонде обна­ружил, что пациенты, парализованные в результате травмы позвоночника и имевшие высокий показатель надежды по шкале Шнайдера, имели лучшее эмоциональное и физиче­ское самочувствие, чем те, кто имел низкие показатели на­дежды. Даже если степень тяжести объективно была сравни­мой, пациенты, обладавшие большей надеждой, были спо­собны на большую подвижность по сравнению с теми, кто меньше надеялся.

Другое направление исследований занималось изучением чувства контроля человека над важными жизненными собы­тиями - его способности добиваться хороших результатов и избегать плохих. (Этот фактор перекликается с оптимизмом и надеждой.) Буквально сотни исследований к настоящему времени показали, что индивиды с сильным ощущением кон­троля живут лучше тех, кто чувствует себя относительно бес­сильным: они удачливее, счастливее и даже здоровее.

Повышенное чувство контроля может быть благотворным, даже когда проистекает лишь из личного восприятия обстоя­тельств, а не из самих реальных обстоятельств. В одном иссле­довании субъектов подвергли воздействию громкого шума и затем проверяли, как этот шум отражался на их способности выполнить такое умственное задание, как вычитка корректуры. Некоторым из них подсказали, что шум можно прекратить, нажав на расположенную перед ними кнопку, а остальные не знали об этом. Те, кто знал об этой кнопке, справились с зада­нием лучше, даже если вообще не нажимали на нее.

Чувство обладания контролем имеет значение независимо от того, осуществляете вы этот контроль или нет. И это чув­ство - скорее вопросе вашей позиции {как вы определяете обстоятельства), нежели просто объективное отражение вашего положения.

О том, что чувство контроля благотворно для здоровья, свидетельствует знаменательное исследование обитателей дома престарелых, проведенное психологом Джудит Родин из Иельского университета и Эллен Лангер из Гарварда. Исследовате­ли наделили половину субъектов правом самостоятельно при­нимать решения, касающиеся повседневной жизни - напри­мер, хотят они смотреть фильм или нет, - чтобы усилить их чувство контроля. Остальные права выбора были лишены, вынужденные следовать обычному распорядку приюта.

Через несколько недель престарелые с усиленным чувством контроля были активнее, счастливее и здоровее. А через 18 месяцев выяснилось, что у них ниже уровень смертности. За этот период умерли лишь 15 процентов престарелых с уси­ленным контролем против 30 процентов из числа остальных.

Этот эксперимент показал, что увеличение контроля даже над столь незначительными с виду вещами может иметь впе­чатляющие последствия. Одновременно исследование показы­вает: все, что снижает контроль, может подрывать здоровье.

Эксперименты на животных подтверждают этот вывод. В 1960-х гг. психологи Стивен Мейер и Мартин Селигмен из Пенсильванского университета провели классические исследо­вания на собаках, поставленных в болезненные ситуации, кото­рыми они не могли управлять. По их примеру была проведе­на целая серия экспериментов, посвященных связанному с отсутствием контроля понятию заученной беспомощности.

В эксперименте Мейера и Селигмена животные сначала подвергались серии коротких электрических ударов, которых они не могли избежать. (Удары были болезненны, но физи­чески безвредны.) На следующий день тех же собак помести­ли в закрытый ящик с электрифицированным полом и низ­ким барьером посредине. Когда ток включали, собакам, что­бы спастись от него, нужно было только перепрыгнуть через барьер. Они, однако, этого не делали, а просто сидели и пас­сивно выдерживали удар. Другую группу собак первоначаль­но подвергали ударам, которых они могли избежать - ска­жем, толкнув носом рычаг, - и на следующий день они легко перепрыгивали через барьер.

Почему первая группа собак оставалась пассивной, а вто­рая - нет? Селигмен и Мейер предположили, что собаки из первой группы с самого начала усвоили, что они никак не могут контролировать электрические удары и этот условный рефлекс они перенесли на ситуацию, где контроль на самом деле был возможен. Этот феномен заученной беспомощности ныне про­демонстрирован на многих видах животных и людях.

Некоторые исследования выявили связь между заученное беспомощностью и худшим здоровьем. Дальнейшие экспе­рименты на животных показали, что не поддающиеся конт­ролю электрические удары в отличие от контролируемых могут подавлять иммунную функцию и повышать вероятность роста опухолей.

Эксперименты на лю­дях тоже показывают, что не поддающиеся контролю жиз­ненные события могут повышать риск различных заболева­ний, хотя то, насколько пагубными такие стрессовые собы­тия окажутся, определяется множеством факторов, влияю­щих на способность человека справляться с болезнями, вклю­чая общее чувство контроля над жизнью.