За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — КАК СТАТЬ АКТИВНЫМ ПАЦИЕНТОМ? - МОГУТ ЛИ ПАЦИЕНТЫ СЛЫШАТЬ ВО ВРЕМЯ ОПЕРАЦИИ?

МОГУТ ЛИ ПАЦИЕНТЫ СЛЫШАТЬ ВО ВРЕМЯ ОПЕРАЦИИ?
За здоровое питание
За здоровое питание





Один из нас (Генри Беннетт) впервые заинтересовался психологией хирургии, отыскивая ответ на академи­ческий" вопрос: осознают ли пациенты речь и другие звуки вокруг них, когда находятся под общим нарко­зом, при том, что не помнят ничего по пробуждении? Хотя свидетельства противоречивы, по этому вопросу уже проведены три международные конференции, на материалах которых изданы две книги.

Многие исследования показывают, что при некото­рых еще не вполне понятных условиях пациенты мо­гут подсознательно улавливать ведущиеся в операционной разговоры, и это оказывает на них послеопераци­онное воздействие. Примерно 20 исследовательских центров (большинство из них находится в Европе) ныне пытаются выяснить, как, где, когда и почему это мо­жет происходить. Эти исследования имеют два фунда­ментальных приложения.

Для хирургов смысл этого ясен: следите за своим языком. Неосторожное замечание - например, когда хирург говорит: «Смотрите, как ее рак разросся!» - может быть услышано пациентом, что сделает хирурги­ческий опыт более стрессовым и затруднит послеопера­ционное физическое и эмоциональное восстановление.

Для пациентов идея такова: защищайте себя во время операции, используя затычки для ушей или, еще лучше, аудиоплейер с наушниками, который не только блоки­рует любые нежелательные звуки в операционной, но также сам выдает звуки, оказывающие благотворное воздействие. Приятная музыка или какие-то другие звуки могут помогать вам расслабляться, когда вы входите в наркоз, и помогать вашему подсознанию под наркозом.

Кроме того, есть некоторые свидетельства, что во вре­мя операции пациенты могут подсознательно слышать устные внушения, которые могут способствовать быст­рейшему выздоровлению после операции. Исследова­ние, проведенное анестезиологом Т. МакЛинтоком и его коллегами в Королевской больнице Глазго, показа­ло, что женщинам, слушавшим кассету с «позитивны­ми терапевтическими внушениями», проходя тоталь­ную гистерэктомию, потребовалось на 24 процента меньше болеутоляющих препаратов на следующий день после хирургии, чем пациенткам, слушавшим чистую кассету. Польза от внушений была чисто подсознатель­ной: после операции ни одна из пациенток не могла ничего вспомнить.

Одна из наших целей - найти способ выявления необыч­ной, но серьезной хирургической проблемы: в некоторых редких обстоятельствах пациенты могут приходить в сознание во время хирургии под общим наркозом (хотя не обязательно чувству­ют при этом боль). Это может происходить, если в экстрен­ных ситуациях приходится снижать или вообще прекращать подачу анестезирующих агентов, вдыхаемых пациентом Хотя эта проблема встречается редко, пятилетнее исследование, проводившееся в Калифорнийском университете (Девис), обнару­жило примерно 50 пациентов из 30 000, подвергавшихся за это время наркозу, которые утверждают, что помнят этот опыт, многим из них пережитое нанесло психологическую травму.

Если пациент приходит в сознание во время операции, он обычно никак не может дать знать об этом хирургической бригаде, поскольку современная анестезия использует мощ­ные миорелаксанты, парализующие мышцы. В настоящее время в больницах не следят за тем, в сознании ли вы; счита­ется само собой разумеющимся, что анестезия действует. Наше исследование может дать хирургам возможность выявлять изменения в сознании пациента и соответствующим обра­зом изменять дозировку анестезии.

Кроме того, что наш «монитор комфорта» служит инстру­ментом решения этой редкой проблемы, он начинает проли­вать некоторый свет на то, что пациенты обычно пережива­ют под наркозом. В огромном большинстве случаев регист­рируется значительный дискомфорт. Из 70 пациенток, за ко­торыми мы пристально наблюдали в течение двух лет, только одна оставалась большей частью «в покое» на протяжении операции в брюшной полости.

История этой пациентки, однако, может служить символом полезности эмоциональной подготовки к хирургии. Она ока­залась единственной пациенткой из этой группы, которая по-настоящему серьезно отнеслась к предстоящей крупной опе­рации. Она обратилась к психологу и в течение нескольких сеансов планировала свою стратегию. В операционную она принесла с собой аудиоплейер и на протяжении всей опера­ции слушала через наушники успокаивающую музыку.

Проснувшись после операции, эта женщина чувствовала себя спокойно и комфортно, и из отделения интенсивной терапии ее перевели в обычную палату уже на второй день. Она была расслаблена, полностью владела собой, ей требовался минимум лекарств и кишечник работал прекрасно. Другие же пациенты, перенесшие ту же операцию, испытывали сильное беспокойство, им требовалось гораздо больше лекарств, они гораздо дольше оставались в отделении интенсивной терапии и кишечник у них не функционировал примерно неделю.

Хотя одна пациентка ничего не доказывает, опыт этой женщины отражает результаты многих исследований, под­тверждающих пользу психологической подготовки к хирур­гии. Она интуитивно понимала, что как она войдет в наркоз, так она и выйдет из него.