За здоровый образ жизни

О диетах и питании для умных — Расстройства питания - Сахароголик

Сахароголик
За здоровое питание
За здоровое питание





Иногда пациенты задают один и тот же вопрос: «Что я сделал за последнее время, что так заболел?» Я отвечаю, что проблемы больного начались не вчера и не на прошлой неделе, не месяц и даже не год тому назад. Ожирение, бесплодие и преждевременное старение не сваливаются на человека внезапно, как снег на голову. Любое нарушение обмена веществ вызревает в течение долгого времени, именно поэтому от дегенеративных заболеваний, порожденных неполноценным питанием и нездоровым образом жизни, невозможно избавиться быстро. Исцеление требует времени.

Я говорю об этом так уверенно, потому что сама разрушала свое здоровье на протяжении первых 18 лет своей жизни. Однако я изменила образ жизни и стиль питания, и теперь, 19 лет спустя, мое здоровье полностью восстановлено.

Иногда можно услышать, что нельзя быть слишком худым. Можно, еще как можно. В детстве я была такой тощей, что школьные учителя заподозрили у меня анорексию. Анорексии у меня не было, я ела, и ела много. Беда в том, что я ела всякую дрянь.

Я была настоящим сахароголиком: крала у родителей деньги на карамель, леденцы и сахарную вату. Мороженого я не любила, пирожных и тортов не ела. Мне нужен был чистый сахар. Любимым лакомством был кусок батона, посыпанный толстым (с горкой!) слоем сахара. Мои родители родом из Аргентины, и мама готовила и покупала для меня аргентинские лакомства, например huevos con azucar (яичные желтки, растертые с сахаром) или dulce de leche (карамель из молочного сахара).

Я была невероятно капризна в еде. Мама садилась напротив и не давала мне встать из-за стола, пока я не доем обед. Правда, у нее всегда было много дел, а у меня — нет. Угадайте, кто из нас каждый раз побеждал в игре «кто кого пересидит»?

Когда я немного подросла, у меня появились проблемы с желудочно-кишечным трактом, начались приступы астмы. Мама спрашивала докторов, не в сахаре ли дело. Одни считали, что мои болезни носят наследственный характер, другие полагали, что они вызваны психологическими проблемами. И те, и другие уверяли, что сахар ни при чем. Тем более что психологических проблем у меня действительно не было. По словам мамы, я всегда была веселым, уравновешенным, хорошо адаптированным ребенком. Поэтому я спокойно продолжала поглощать сахар ложками.

Я училась хорошо, но часто болела, и во время болезни сидела у телевизора, смотрела кино и ела конфеты.

Из второго класса меня перевели сразу в четвертый, поэтому одноклассницы были на год старше меня. Я смотрела, как округлялись их фигуры, и думала: «В следующем году со мной будет то же самое».

Наступил следующий год, у меня появились месячные, но фигура так и осталась плоской, как у маленькой девочки: ни бедер, ни грудей. По характеру я была похожа на мальчишку, носила джинсы и никогда не пользовалась косметикой. Я нисколько не переживала из-за своей внешности, и возможно, благодаря этому не сидела на диетах, как другие, и по-прежнему объедалась сахаром.